June 22nd, 2010

Что мы знаем о войне?

Кажется, мы знаем о войне все. По, крайней мере, основные даты и очередность крупнейших операций. Знаем о вероломном нападении и о незащищенности наших границ, о самоотверженных защитниках Брестской крепости и о тягостном отступлении 1941 года. Знаем, какими неимоверными усилиями отстояли Москву. Навсегда отпечатались в памяти фотографии похоронных саночек в блокадном Ленинграде... Потом были Севастополь и Харьков. Потрясшая мир битва за Сталинград. Курская дуга, форсирование Днепра, освобождение Украины и Белоруссии. Кадры кинохроники: колонны пленных немцев идут по улицам Москвы. Вступление Советской Армии в Польшу, кровопролитные бои в Будапеште. Взятие Кёнигсебрга. Знамя Победы над Рейхстагом. Акт о капитуляции. 

Знаем и чтим имена полководцев. Помним ужасную цифру потерь. Скорбим о расстрелянных мирных жителях. Память о войне - в названиях улиц и станций метро. Она в книгах, впервые взятых в школьной библиотеке, и в десятках знакомых до кадра фильмах.  

Все так, пока наша память касается Великой войны великого народа. Когда же речь заходит о конкретном солдате, все оборачивается иначе. О нем мы знаем и помним до обидного мало. Хотя прошло уже 65 лет, в течение которых работали военные историки и архивисты, защищались диссертации и писались книги, формировались музеи и открывались мемориалы. Collapse )