August 21st, 2011

Латвийцы и Евросоюз

После месяца, проведенного в Латвии, готова поделиться впечатлениями о том, как жители страны относятся к Евросоюзу. Разговоры на эту тему происходили с людьми разных социальных и возрастных групп. Когда-то они возникали спонтанно, а когда-то я задавала вопросы. Приведенный ниже перечень, конечно, не претендует ни на научность, ни на полноту.
Главным и неоспоримым преимуществом участия Латвии в ЕС все собеседники единодушно называли Шенгенскую зону. То есть возможность беспрепятственно путешествовать по Европе. "Покупаю билет и еду, куда хочу: хоть в Париж, хоть в Рим" - радовалась пятидесятилетняя дама-предприниматель.  "Видите в порту паром? Можно купить билет и хоть сейчас отправиться в Стокгольм. Даже не верится после советских времен" - вторил ей университетский профессор.


Представители элиты высоко оценивали роль Евросоюза как гаранта политической стабильности в стране. По их мнению, без Евросоюза и при нынешнем уровне развития государственного управления, Латвия могла бы снова оказаться в полосе внутриполитического хаоса, характерного для межвоенного времени. Нормы Евросоюза помогают защищать права меньшинств, в том числе русскоязычных граждан, "ограничивают местных хапуг и рвачей", сдерживают распространение взяточничества и коррупции. Кстати, все оценки предпринимательского климата в Латвии (если не касаться налогов) были довольно высокими. Собеседники отмечали благоприятное отношение к бизнесу со стороны местных властей и отсутствие практики "крышевания".


Хорошо, но не так часто, как о Шенгене, отзывались латвийцы о деятельности Фонда сплочения. В их устах это звучало так: "Европа дала деньги, построили скоростную трассу "Via Baltica", разгрузили шоссе Рига-Таллин. Теперь собираются проводить канализацию в Саулкрастах". Наиболее осведомленные граждане радовались выгодным условиям финансирования: "Евросоюз дает 85% средств, а наши власти вносят только 15%".     


Отдельная тема - социальная проблематика. На вопрос о том, чувствуют ли себя жители Латвии европейцами, давались разные ответы. Одни говорили "Да, конечно", другие резко возражали: "Какие мы европейцы? Законы и налоги у нас, как в Европе, а зарплаты вдвое - втрое ниже. Пенсии вообще с европейскими не сравнить. Их старики живут достойно, даже путешествуют, а наши еле концы с концами сводят,  пенсии едва хватает на оплату коммунальных услуг". Старшее поколение вспоминало, что во времена СССР ребенка можно было отправить в детский сад, а теперь очередь на бюджетные места растягивается на семь - восемь лет. Хорошие школы платные, спортивные секции тоже, дети из бедных семей не могут заниматься спортом. Лагеря летнего отдыха для школьников стоят очень дорого.  


В Латвии болезненно относятся к передаче национального суверенитета. Недавняя франко-германская инициатива о создании экономического правительства еврозоны была встречена с явным беспокойством и неодобрением. "Мы окончательно лишимся суверенитета" - говорилось по радио и в частных беседах. "Эстония вошла в еврозону и теперь должна помогать Греции, которая подделывала статистику. И это притом, что греки живут богаче, чем эстонцы или латыши."  Один юноша простодушно заявил:  "Я ненавижу Европейский Союз, потому что он как Советский Союз -  так считают мои родители".


Собеседники с горечью говорили о том, что после вступления в  Евросоюз Латвия растеряла свою промышленность и сдала позиции в сельском хозяйстве. В корпусах гремевшего на весь СССР завода "ВЭФ" теперь расположен торговый центр. "Мы нужны Европе только как рынок. Нам даже сахар свой производить не разрешают, мы должны его ввозить из других стран ЕС". Честно скажу, что про сахар я слышала впервые и существа дела не знаю.



Экономический кризис ударил по Латвии особенно сильно. Многие собеседники говорили о росте безработицы. Особенно их беспокоила молодежная безработица, поскольку лица без стажа не могут претендовать на пособия и фактически остаются без средств к существованию. Предприниматели жаловались на повышение налогов, требования ЕС сократить дефицит госбюджета воспринимались без малейшего энтузиазма.



В целом, несмотря на услышанную критику Евросоюза, у меня сложиось впечатление, что Латвия вполне освоилась с ролью государства-члена ЕС. Завышенные ожидания от "возврата в Европу", как и неоправданный скептицизм постепенно уходят в прошлое. На смену им идет осмысленное и критическое восприятие своего места в Европе.