January 9th, 2014

rrr

Памяти Николая Петровича Шмелёва


6 января остановилось сердце Николая Петровича Шмелёва, директора Института Европы РАН, доктора экономически наук, профессора, действительного члена Российской Академии Наук. Без этих титулов вся страна знает его как автора статьи "Авансы и долги", вышедшей в 1987 г. в шестом номере журнала "Новый мир". В ней впервые - спокойно и ответственно - говорилось о коренных дефектах советской экономики.

Прощание с Николаем Петровичем состоится 10 января. Подробная информация - на сайте Института Европы РАН.
Статья о Николае Петровиче в "Новой газете", написанная Андреем Колесниковым.
По решению редакционной коллегии журнала "Современная Европа", следующий, второй номер будет полностью посвящен академику Шмелёву.

Моя первая встреча с Николаем Петровичем состоялась в ноябре 1987 года, через три месяца после выхода "Авансов и долгов". Профессор Шмелёв был членом диссертационного совета МГИМО, где я защищала кандидатскую диссертацию. Какие-то бумаги не дошли до него, и ученый секретарь посоветовала мне отвезти их самой, отдать лично в руки. Я ехала на такси (не от избытка денег, а от нехватки времени между кормлениями дочери) по указанному адресу в район Фрунзенских улиц. Водитель спросил, что в указанном доме - магазин или контора. Я ответила, что ни то, ни другое. Мол, еду к профессору Шмелёву. "Не тот ли это Шмелёв, что написал "Авансы и долги"? - поинтересовался он.  Я подтвердила. Весь оставшийся путь таксист выражал свое одобрение: "К самому Шмелёву едем! Вот это дела! Вечером расскажу ребятам в таксопарке, вот они удивятся". Много лет спустя я рассказала эту историю Николаю Петровичу на каком-то празднике в Институте Европы. Он радовался и, кажется, не вполне верил: "да, ладно, не выдумывай". Та минутная встреча с аспиранткой давно стерлась из его памяти. На самом деле, я ни капли не преувеличивала. Номер "Нового мира" со статьей Шмелёва передавали из рук в руки. За ним записывались в очередь в библиотеках домов отдыха, его читали вслух дома и на работе.

О научных заслугах Николая Петровича уже много сказано, и будет сказано еще в дни прощания. То же относится к его литературному таланту. Мне же сейчас хочется сказать о качестве, которое было центральным в его личности, которое скрепляло воедино и делало плодотворным все, о чем он думал, говорил и писал. Это качество - высокая нравственность. Понятный и бескомпромиссный моральный закон внутри себя. Без него, без ясного представления о белом и черном, без  будничной невозможности выдавать одно за другое невозможен ученый, а тем более мыслитель. Этот нравственный закон позволял Николаю Петровичу в любых обстоятельствах оставаться собой, быть внутренне свободным и при этом испытывать живой, неподдельный интерес к окружающим людям. Любить людей, верить им, открываться самому и легко открывать других.

Мне, как и моим коллегам будет тяжелее жить без Николая Петровича. Нам будет не хватать его проникающих в суть вещей и человеческих отношений замечаний, порой брошенных на ходу. Еще больше будет не хватать его пристального, ласкового взгляда и его неповторимой кроткой улыбки, говорившей без слов о ничтожности человека и о его великом стремлении принести в этот мир свою крупицу разума и добра.