Журнал Ольги Буториной (olga_euro) wrote,
Журнал Ольги Буториной
olga_euro

Петербург начала 1800-х годов

Новогодние каникулы позволили пройтись по книжным магазинам. Купила давно приглянувшийся том воспоминаний очевидцев, изданный к 300-летию северной столицы "Санкт-Петербург. Автобиография" (СПб.: Мидгард, 2010). Открыла наугад и прочитала очерк о Петербурге начала 1800-годов, написанный знаменитым мемуаристом Филиппом Вигелем. Его наблюдения мне показались умными и современными, а язык - легким и красиывым. Над некоторыми ехидными замечаниями я от души смеялась, чего и вам желаю.   

Сколько было петербуржцев?
"Число и самая величина частных каменных домов в Петербурге, с умножением народонаселения, конечно, с тех пор утроились. В послдний год жизни Екатерины в нем жителей, говорят, было до полутораста тысяч..."  
Для справки: население Москвы в 1800 году составляло 250 тысяч. Современная Калуга - 320 тысяч человек.

Покорение Европе
"С самого основания своего Петербург, главное звено, пристегнувшее Россию к Европе, представлял вавилонское столпотворение, являл в себе ужасное смешение языков, обычаев и нарядов".
"В наружной архитектуре домов своих, как и во внутреннем их украшении, богатые и знатные люди старались подражать отелям Сен-Жерменского предместья; но все это было в гораздо большем размере, как сама Россия".
"При Петре Великом Европа начала учить нас, при Анне Иоанновне она нас мучила; но царствование Александра есть эпоха совершенного нашего ей покорения. Двадцатипятилетние постоянные его старания, если не по всей России, то по крайней мере в Петербурге, загнали чувство народности в последний, самый низший класс".  
 
Погоня за простотой
"При Александре вдруг пешеходство вошло в моду: сам царь подавал тому пример. Все стали гоняться за какой-то простотой, ордена и звезды спрятались, и штатские мундиры можно было встретить только во дворце. Нельзя себе представить, какое было ребячество в этом цинизме, в этом мнимом английском свободолюбии". 

Строительный бум
"...быстро подымался Казанский собор с своею рощей из колонн и уж приметно передразнивал церковь Св. Петра в Риме; обывательские же трех-четырехэтажные каменные домы на всех улицах росли не по дням, а по часам.  В то же время чистили и делали судоходною речку Пряжку, бока Мойки выкладывали камнем и прегибали через нее чугунные мосты; по Невскому проспекту и на Васильевском острову протягивали булевары... Так как государь единственным, любимым своим летним местопребыванием избрал небольшой Каменноостровский дворец, то вдруг прервалось угрюмое молчание окрест лежащих островов. Везде на них застучали топор и молот, и засвистела пила; болота их осушились и поросли дачами. Можно себе предстаавить, какая строительная деятельность была тогда во всем Петербурге"

Переписали Микеланджело
"..Воронихин был холоп графа Строганова, президента Академии и мецената художеств; а как в страину баре, даже и знатные отдавали мальчиков в ученье, не справляясь с их склонностями, то, вероятно, и Воронихин, природой назначенный к сапожному ремеслу, учением попал в зодчие. И он по рекомендации своего господина построил Казанский собор, этот копиист в архитектуре, который ничего не мог сделать, как самым скверным почерком переписать нам Микеланджело".

На рисунке: Филипп Филиппович Вигель (1786 - 1856)
Tags: история, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments