?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Нынешним молодым людям вынесенная в заголовок строчка не говорит ничего. Все остальные без труда напоют и  продолжат: «мы пионеры, дети рабочих…» В этот день – 2 февраля 1971 года меня приняли в пионеры. То есть, 41 год назад. Дата некруглая, но масштаб события был так велик, что это день, и все, что его окружало, я хорошо помню. Так же, как сегодня, в Москве мела метель. Правда, было теплее - градусов пять ниже нуля. Из клуба, где ветераны повязали нам красные галстуки, мы с друзьями – тоже только что принятыми в пионеры – шли гурьбой домой. Наши шубки – о, об этом даже не стоит говорить – были распахнуты, чтобы все прохожие могли видеть: мы – пионеры! Февральский ветер гнал в лицо снежинки, холодил лицо и грудь. Но застегиваться никто не хотел.

До этого мы много много дней подряд с затаенной надеждой учили правила пионеров. «Пионер - честный и верный товарищ, всегда смело стоящий за правду…» И пели про себя пионерский гимн – про синие ночи, алое знамя и эру светлых годов. Песня была до того прекрасной и возвышенной (не зря в ее основе марш из оперы Гуно), что, напевая ее, нельзя было не верить в будущие свершения – свои и страны. Вступить в пионеры было непросто. На классном собрании учительница или кто-то из ребят должен был встать и сказать: «Я считаю, что Петя Иванов достоин звания пионера, он хорошо учится, помогает отстающим, не врет и не ябедничает, а на последнем субботнике собрал больше всех макулатуры». Как дорого стоили эти слова! Как в тишине класса каждый ждал, что назовут его фамилию. Став взрослой, я много раз выступала на международных конференциях, видела перед собой заполненные залы с телекамерами и огромными экранами. Но никогда больше ожидание того, что сейчас назовут мое имя, не звенело в душе такой напряженной, высокой и чистой нотой.   

Домой я пришла в сумерках. А жили мы в двухэтажном работном доме на 3-ей улице Ямского поля. Вглубь коммунальной квартиры уходил темный коридор. Вместо раковины на кухне висело корыто с несколькими кранами, из которых зимой шла ледяная вода. В этот день меня встречала бабушка, у нее давно болели ноги, и она почти не выходила на улицу, особенно зимой. Приготовленный ею подарок потряс мое сознание. Зная, что меня примут в пионеры, днем бабушка поехала на птичий рынок, и теперь на карнизе между плюшевыми занавесками сидел настоящий снегирь – с круглой ярко-алой грудкой. Тот самый снегирь, которого в морозный день можно мельком увидеть в сквере, а рассмотреть внимательно - только на новогодних открытках. И теперь этот настоящий, живой снегирь жил с нами, летал по комнате, посвистывал. Несколько дней я любовалась им, сыпала ему зерна, в одно время с ним ложилась спать и просыпалась. А потом он вылетел в открытую форточку, чему все обрадовались.    

В пионеры нас приняли именно 2 февраля, потому что в этот день родился М.В. Фрунзе – советский государственный и партийные деятель, военачальник Красной Армии времен Гражданской войны. Его имя носила пионерская дружина нашей школы.    

Comments

( 12 комментариев — Оставить комментарий )
lui_parnas
2 фев, 2012 05:42 (UTC)
А мне, когда меня в октябрята принимали, родители подарили настольный хоккей. Это было круто. Хотя много лет спустя, я понимаю, что это подарок был скорее для папы :) любят папы играть в настольный хоккей.
olga_euro
2 фев, 2012 06:08 (UTC)
Прием в октябрята - дело серьезное! Согласна: вокруг отделов с игрушечными вертолетами и луноходами на радиоуправлении всегда полно взрослых дяденек.

rogatkina_ezhik
2 фев, 2012 17:08 (UTC)
Олечка, какая у тебя бабушка была замечательная. Это ж сколько поэзии в душе человека, раз она придумала такой подарок, как живой снегирь. Думаю, два дела сразу - тебя поздравить и птице дать свободу, как только сильные морозы закончатся.
olga_euro
3 фев, 2012 02:08 (UTC)
Спасибо, Галя! Да, бабушка была способна на удивительные душевные порывы. Сейчас я понимаю, как важны для маленького человека такие семейные события, именно они помогают взрастить веру в людей, научиться быть открытым миру, верить в хорошее.
onkel_hans
2 фев, 2012 23:32 (UTC)
Ужас! Я в том возрасте уже рисовал свастики на портретах членов Политбюро.

Но снигирей мне тоже дарили! :)

Edited at 2012-02-03 03:34 (UTC)
olga_euro
3 фев, 2012 02:04 (UTC)
Членов политбюро мы тоже недолюбливали. Накануне 7 ноября их портреты вывешивали на здании МПС (ныне РЖД) напротив метро "Лермонтовская" (Красные ворота). Жившая рядом крестная всегда, проходя мимо, говорила: "Тьфу, смотреть противно". А была простым рабочим человеком - уборщицей.
nwf
3 фев, 2012 03:24 (UTC)
Меня еще тоже успели принять в пионеры. На борту корабля-музея "Красный Вымпел" (эдакий аналог "Авроры", но во Владивостоке). Горда была безумно. И куртки распахнутые тоже были :-)
Отличный у Вас получился рассказ! Очень светлый.
olga_euro
3 фев, 2012 07:11 (UTC)
Владивосток - как романтично! Да еще на борту военного корабля...
Спасибо Вам за теплый отклик.
clear_text
3 фев, 2012 06:11 (UTC)
нас принимали в пионеры в школе, в актовом зале. Хотя были слухи, что вот кого-то принимают в клубе, а кого-то вообще на Красной площади.
когда меня принимали в пионеры, у меня вдруг ужасно заболел живот. Так сильно, что я просто стоять не мог. Типа гастрит. Мне говорила учительница и старшая пионервожатая: "полежи на банкетке в пионерской комнате, а потом пойдешь домой, а примем тебя в другой раз".
Но я и слышать не хотел.
У меня есть фотография, где я стою весь скрюченный, как будто раненный в живот, и мне повязывают галстук...
olga_euro
3 фев, 2012 07:13 (UTC)
Живот заболел, наверное, от волнения. Про Красную площадь мы тоже слышали, там в пионеры принимали только супер-супер отличников - по успеваемости и по поведению.
Valeriy Popyrin
4 фев, 2012 07:28 (UTC)
Был в числе пионеров младшеклассников-отличников в составе Первомайской колонны на Красной Площади в 1952 году.До этого нас собрали около здания бывшего Института Востоковедения и когда пошел мелкий дождик ввели в большую аудиторию.Но к тому времени бумажные крашеные цветы, которые нам раздали, сильно намокли и,находясь в помещении,мы волей-неволей, играючи и забавляясь, окрасили,размалевали наши белые рубащонки и нас напугали вожатые,что в таком виде на Красную площадь не пустят.Но пустили.Как-то неотчетливо выглядел стоявший на мавзолее И.В.Cталин
olga_euro
4 фев, 2012 09:49 (UTC)
Сталину в это время оставалось недолго. Бумажные цветы не жалко, жалко вашего беспокойства. Хорошо, что пустили на Красную площадь - для детей подобные неприятности превращаются в настоящую драму.

Спасибо Вам за рассказ!
( 12 комментариев — Оставить комментарий )