?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжение рассказа Алексея Петровича Грачева о службе в Китае. Начало здесь.

Перелет из Маньчжурии в Центральный Китай
В первых числах марта 1950 года погода была плохая, разыгрались песчаные бури. Мы сидели, неделю ждали, чтоб истребители могли вылететь.  Москва гонит «Вылетайте скорее», а мы не можем вылететь, потому что ветер гонит песчаные бури из пустыни Гоби. Песок поднимался до трех тысяч метров. Видимости никакой.

Самолеты, которые отобрали для выполнения правительственного задания, загнали в ангар и за ночь перекрасили в китайские. Советские звезды стерли. У нас забрали все документы: партбилеты и удостоверения личности. Переодели в гражданскую одежду, выдали все вплоть до шляп, галстуков и резинок на носки.

Пришли мы на аэродром. Видим, идет полковник Семенов в шляпе, в макинтоше, и командир эскадрильи Новиков докладывает ему: «товарищ командир полка…» Команду «смирно» подал, а мы чуть не смеемся: офицеры на военном аэродроме в шляпах, с планшетом. Наша задача состояла в том, чтобы сначала сопроводить истребители МиГ-15 до Шанхая, а потом перегнать туда наши самолеты.



Семенов – командир полка - полетел первый. В паре с Семеновым полетел Федя Дырявко с Витькой Омельченко (он у Дырявко был штурманом). За ними трое выбранных лидеров повели группы самолетов. Лидерами были: командир эскадрильи Новиков, замкомандира эскадрильи Чечеринда и я, хотя я только полгода был командиром звена.  Штурманом у меня был комиссар эскадрильи Стручалин. Я летел на Ту-2 и вел за собой 14 истребителей Ла-11. Командиром группы истребителей был полковник Амелин, который во время войны являлся ведомым в паре с трижды героем Советского Союза Покрышкиным [17]. Мы перелетели из Дальнего в Шанхай за один день.  

Случилось у нас происшествие. Когда мы летели через Шаньдунский полуостров (он 130 километров в ширину), на середине радист из задней кабины  передает мне, что у одного истребителя задымил двигатель, и он ушел вниз. Перед полетом нам дали указание радио не включать, чтобы переговоры нельзя было зафиксировать. Поэтому связи с истребителями не было. Делать нечего, я пошел дальше. Так из моей группы я потерял одного истребителя.

Когда подлетели к Сюйчжоу, я зашел над полосой, дал команду, и истребители зашли на посадку, сели. Потом сел я. Порядок – я привел их на место. Кстати, один истребитель из моей группы, когда садился в Сюйчжоу (Туньшане) скапотировал и перевернулся. Шасси наверх, но летчик вышел нормально. На этом аэродроме в Сюйчжоу мы стояли до осени 1950 года.  

В ближайшие дни следовало возвратиться в Дальний, чтобы привести оттуда штурмовиков. В эскадрилье, которая оставалась в Сюйчжоу, нужно было оставить кого-то за старшего. Ее командир и замкомандира были лидерами, они должны были вернуться в Дальний за штурмовиками. Старшим поставили Яшку Стручалина, замполита эскадрильи, штурмана с которым я летел из Дальнего. Тогда командир полка подходит ко мне и говорит: «у тебя штурмана забрали, с кем бы ты полетел?» Я выбрал Витьку. И мы с ним на этом же Ту-2 полетели обратно в Дальний. 

Было это примерно в день восьмого марта. Помню, я ходил по истребителям и собирал их письма женам, оставшимся в Дальнем. Когда я вернулся из Сюйчжоу в Дальний, меня вызвали к начальству. Я докладывал об истребителе, который задымился. Они его потеряли.

Мы с Виктором прилетели в Дальний и пробыли там несколько дней. Потом подготовились со штурмовиками, разработать план полетов и повели Ла-11 на другой аэродром в Сюйчжоу, где они потом стояли. Таким образом, вторую группу я уже вел с Виктором. Мы привели в Сюйчжоу двенадцать штурмовиков. Командиром эскадрильи был Кривощапов. Виктор потом рассказывал, что много лет спустя встречал Кривощапова, он стал генерл-майором, командиром дивизии. А тогда в 1950 году он был капитаном. У штурмовиков меньше дальность, чем у истребителей или бомбардировщиков. Поэтому мы не напрямую прилетели в Сюйчжоу (как накануне с истребителями), а сели на заправку в городе Циндао. Потом полетели дальше. На аэродроме в Циндао, помню до сих пор, мы первый раз попробовали ананасы и бананы. Нам в столовой выдали и ананасы и бананы. Первый раз такой фрукт съел, никогда раньше их не видел.    

Только, когда мы окончательно вернулись в Дальний в ноябре 1950 года, я узнал, что случилось с тем истребителем. Двигатель после ремонта не облетали. Как раз над морем двигатель отказал. Летчик дотянул до берега, где Циндао, садился не на полосу, а на берег, на песок. Скапотировал и застрял хвостом вверх. Но не смог вылезти, так и умер в кабине самолета. Возможно, он ударился, когда садился. В кабине впереди прицел (для прицеливания из пушек) и стекло толщиной в два пальца. Возможно, он головой стукнулся.  

Летчик, если есть возможность, тянет до земли и думает: «лучше я сяду, чем катапультируюсь». Сколько садились так во время войны, когда самолет подбивали. Кто-то капотировал, а кто-то нормально приземлялся. Как правило, летчики спасают самолет, не бросают его. И наш истребитель надеялся, что удастся сесть нормально.

Город защищают русские летчики
В 1950-м году Шанхай был городом с десятимиллионным населением. Он находился в первой четверке мировых городов: Нью-Йорк, Лондон, Париж, Шанхай. Уже тогда там были здания в тридцать с лишним этажей. До этого я никогда не видел такие здоровенные города. Всюду реклама, огни мигают, иллюминация… Банки были: Лондон-банк, Париж-банк и другие в тридцать – тридцать два этажа. У нас ничего похожего не было, а там было.

В 120 километрах от Шанхая в океане есть маленькая цепь островов – архипелаг Чжоушань. Там стояла американская авиация. Оттуда и с острова Формоза (Тайвань) самолеты чанкайшистов (по сути, американские) совершали регулярные налеты на Шанхай и на близлежащие города. Наша основная задача состояла в том, чтобы помочь снятию блокады Шанхая, а потом помочь высадке десанта на Тайвань.   

В Центральный Китай были переведены не только мы, авиация, а также зенитные войска, войска, ПВО, радиолокационные станции. Всю группировку возглавлял генерал-полковник Батицкий. Впоследствии он стал маршалом и вместе с Жуковым принимал участие в аресте и расстреле Берия. Наша дивизия с весны 1950 года обеспечивала военное прикрытие объектов. Во время войны локаторы еще не применялись. Были только экспериментальные образцы – «Рус -1», «Рус-2». В 50-м годы эти локаторы появились.

Первые локаторы, которые делал наш институт (НИИ – 5 Минобороны СССР) установили на крышах самых высоких зданий. ПВО работала отлично, там же океан, ничего не мешает, гор нет. Противник только взлетает, локатор его засекает и нам сразу разведка докладывает, передает на аэродром. Поднимаются истребители и встречают американские самолеты еще при подлете к Шанхаю. Нам китайская разведка рассказывала, что теперь, когда объявляли воздушную тревогу, говорили: «граждане, не беспокойтесь, наш город защищают русские летчики».  

В Сюйчжоу мы жили в традиционных китайских одноэтажных домах в комнатах по 4 – 5 человек. На аэродроме мы ходили в китайской военной форме. Она выглядела так: зеленого цвета френч с отложным воротником на пяти пуговицах, хлопчатобумажные брюки и обыкновенные ботинки. С левой стороны френча была пришита белая тесемка с надписью «воин народно-освободительной армии Китая». Зеленая фуражка с гербом и надписью «1 августа». Первого августа образовалась армия Китая. Для полетов мы одевали летную форму: брюки на выпуск и ботинки или брюки галифе и сапоги, гимнастерка, ремень, фуражка, планшет, шлемофон, кожаная летная куртка. Нам дали китайские имена. Я был Цзян Хуа. Запомнил, потому что было китайское информационное агентство Grachev_1950


Если нас вывозили в город в магазин, мы одевались в гражданскую форму. Делали так: на минуты перекрывали движение, автобус с нами останавливался, открывал двери, мы быстро проходили в магазин. Мы зашли, двери закрыли, нас никто не видел. Помню, например, меховой магазин держали два еврея-эмигранта – Сёма и Лёва. Там я купил чернобурку для жены Коли Фадеева.

Американцы, когда их начали лупить, понимали, что это делали советские летчики. Они знали, что у китайцев не было ни одного летчика. Но они думали, что нас можно будет увидеть в городе, считали, что мы будем останавливаться в гостиницах, гулять в местных ресторанах, в кафе. Черта с два! Мы в Сюйчжоу сидели за колючей проволокой под током. Ров с водой. Так наш аэродром окружался.

Чем занималось начальство, я не знаю. А мы выполнял полеты – обычные тренировочные полеты. Ведь летчик и штурман должен летать, чтоб не забыть свое дело. Мы поддерживали истребители. А истребители сбивали американцев.

Когда мы с Виктором вернулись из Сюйчжоу в Дальний за штурмовиками, а потом прилетели назад через 7 или 10 дней (погоды не было), Пашка Душин на истребителе Ла-11 (которые мы привели туда), уже сбил одного американца. Тот безнаказанно летал и фотографировал китайскую территорию. Американцы тогда знали, что у китайцев нет авиации, поэтому они летали даже без вооружения [17]. Майор Гушев, командир эскадрильи, сбил два самолета в одном бою. Он стал делегатом XIX съезда КПСС, который состоялся в 1952 году.

Второй раз я был в Шанхае уже вместе с Виктором в мае или в июне 1950 года, когда проводили учения. Это было еще до начала войны в Корее. Нашу бомбардировочную группу использовали в качестве целей. Локаторщики должны были засечь нас, определить, на какой высоте и каким курсом мы идем. Потом нужно было вызвать истребителей, навести их на нашу группу и условно сбить нас. Правда, нас засекли локаторы, и МиГ-15 нас условно сбили. У них скорость 1000 километров в час, они нас быстро догнали, и им защитали победу в бою.

Другое дело с Ла-11. В то время Ту-2 был новейший бомбардировщик. Его максимальная скорость - 530 километров в час, а у Ла-11 – 580 километров. Разница небольшая, у этих истребителей не хватило мощности, чтобы догнать нас и атаковать. Поэтому самолетам Ла-11 атаку не защитали. Они потом на нас обижались, что мы не сбросили скорость.  

Очень скоро налеты американцев на Шанхай и близлежащую территорию прекратились. Всем летчикам из Советского Союза, которые обеспечивали противовоздушную оборону района, выдали медали «За оборону Шанхая». Удостоверения к ним написаны по-китайски, наших фамилий там нет. Но в полку в Дальнем дали подтверждающие бумаги. В моей написано: «старший лейтенант Грачев награжден медалью за «Оборону города Шанхая», начальник штаба ВЧ 42 171 подполковник Исаев». Эта награда внесена в личное дело (у любого офицера их два: одно в райвоенкомате, другое – в горвоенкомате).   

Shanghai_medal_1950

Shanghai_medal_1950_transl

Удостоверение к медали "За оборону Шанхая", 1950 г.

Становление военно-воздушных сил Китая
Вскоре нас перенацелили на переучивание китайцев. В июне 1950 года началась война в Корее. Советский Союз стал помогать КНДР. В 1951 году из Москвы в Северную Корею отправили корпус генерала Лобова, а дивизия трижды Героя Советского Союза Кожедуба стояла в Андуне (аэродром у границы Китая с Севрной Кореей) и воевала с американцами. Самому Кожедубу ввиду того, что он был национальным героем, правительство летать не разрешало. Он командовал нашими МиГ-15, которым противостояли американские F-86. Наших истребителей на МиГ-15, базировавшиеся в Сюйчжоу и в Шанхае, сняли и переправили в Северную Манчжурию. Они потом сражались в Корее.  

Нам же поставили задачу научить китайских летчиков летать на наших самолетах, и потом им эти самолеты оставить. До этого у китайцев не было своей авиации. Мы перелетели в Нанкин. Шли туда бреющем полете. Виктор был у  меня в звене. Мы остались в Нанкине и обучали китайцев.

China_1950_soviet_pilots

Летчики обучали летчиков, штурмана обучали штурманов, радисты – радистов. Обучали мы их через переводчиков. Получалось, но не всегда очень хорошо. На земле штурманов учили, что для точного бомбометания надо совместить перекрестье в прицеле с целью на земле. На бомбометании, например, если вешают три бомбы, дают четыре захода. То есть самолет может сделать один холостой заход и за три остальных захода сбросить три бомбы. Наш летчик, если перекрестье не совпадает с целью, что-то выкраивает, придумывает чтоб не делать больше четырех заходов. А китайский штурман, если у него не выходит правильно прицелиться, делает до 10 – 12 заходов, что не положено. Но все-таки мы китайских летчиков научили.

Виктор умел хорошо рисовать, чертить. Мы делали тренажеры, делали схемы, рисовали… В самолет садились, допустим, наш летчик, наш штурман и китайский и штурман. И наш штурман показывает китайскому, что нужно делать, как прицеливаться. Учили и летать и бомбить. Первых китайских летчиков мы подготовили. Когда мы китайцам отдали самолеты, они плакали. В прямом смысле слова. Представьте, был парень никем, а через полгода стал летчиком. Свой самолет я отдал китайскому подопечному Ю Бень Жу. Мы были такие друзья!

Мы китайцев научили, сдали им самолеты. Виктор уехал. В Китае осталась одна эскадрилья. В ней я и служил. Мы были перевозчиками: получали с ремонтной базы старые самолеты Ту-2 и разгоняли их по городам Китая. Гоняли их в Цицикар, в Чанчунь, в Мукден (современное название Шеньян), в Харбин [18]. Я побыл еще немного в Китае, и скоро нас перевели в Забайкалье, станция Доха под Читой.

С китайскими летчиками, которых мы научили летать, я встречался  здесь в Москве через много лет. Нашел их поздно. Случайно помог один истребитель, который у нас в институте работал. Он однажды пришел на День Победы с медалью «За оборону Шанхая». Он был в полку Ефимова на Ла-11 в Шанхае. Он рассказал мне, что Китайское посольство организует встречи с китайскими летчиками, которых мы подготовили. Я ходил на две или три встречи. Но последние полтора года все затихло, увы, люди кончились.     

В Китае мы держали войска до 1953-го года. Потом вывели их, по межправительственному договору. Все, что у нас было, оставили, подарили китайцам.

О валютном курсе и настоящих ценностях
Пробыли мы в Сюйчжоу десять месяцев. Из Дальнего мы улетели в начале марта, и вернулись в ноябре. После этого и до конца 1952 года, когда мы уехали из Китая, мы все время были снова в нашем 815 бомбардировочном полку. 

Кормили нас отлично, как по заказу – что хочешь. И платили в китайских юанях очень хорошо. Когда мы прилетели в Шанхай вторично, нам выдали такие деньги, о каких никто не мечтал. Я как командир звена получал двенадцать с половиной миллионов юаней, а Виктор немного меньше - десять миллионов, он был рядовым штурманом. На две зарплаты я мог купить американскую автомашину «Бьюик» (хоть его оттуда и не вывезешь). Невероятно! Из разговоров с другими военными я знаю, что больше нигде нашим военнослужащим за границей не платили столько. Ни в Германии, ни в Венгрии, ни в других странах, где стояли наши войска. Решение об оплате принимал Мао Цзэдун, так он договорился со Сталиным. Кстати, в Шанхае (еще тогда, пятьдесят семь лет тому назад) на самом высоком здании была таблица: курс доллара. Этот курс определял нашу зарплату. Я получал не двенадцать с половиной миллионов копейка в копейку, а в зависимости от курса доллара: двенадцать семьсот или двенадцать триста.

Жили мы в комнатах на два или на три человека. Там стояли: стол, кровать, тумбочка у каждого. А на тумбочке чемодан. Месяца через три смотришь – уже два или три чемодана на тумбочке. Через полгода смотришь - уже пять чемоданов у одного человека. Когда я вернулся из Шанхая, у меня было двенадцать костюмов, штук пять пальто и макинтошей, туфли лаковые, туфли замшевые, золотые часы с браслетом. Тогда был в моде бархат, бархат на шифоне, габардин [19]. Мы покупали эти ткани десятками метров на подарки. Тоже для подарков покупали золотые часы, причем только швейцарские. Летчик Иван Ярошенко купил часы «Ролекс». Стоили они очень дорого, на эти деньги можно было купить с десяток других золотых часов.    

Набрали мы чемоданов, наложили часов, а деньги все равно остаются.  Женатые покупали вещи себе, жене, ребеночку. А мы – холостяки. Прилетали к нам изредка дугласисты (Ли-2 – транспортный самолет), мы их просили привезти черного хлеба. Дугласисты нам сказали, что юани, которые нам выдали в Шанхае, можно поменять на квантунские юани. Валюта была разная – квантунского полуострова и Центрального Китая.

И мы с Витькой решили – рискнем. Что мы теряем? Ну, не заменим, выбросим. Оставили по десять миллионов. Приехали в Дальний и пошли вдвоем  в банк. Там нам по десять миллионов - у меня и у него - заменили. Получи ли мы по сто миллионов.  А что это такое? Командир звена получал один миллион двести пятьдесят тысяч юаней в месяц. Это примерно пятнадцать миллионов в год. А у меня сто. То есть, примерно семилетняя зарплата командира звена. Эти деньги лежали у нас в комнатах под матрасами.

Мы приходили в ресторан уже в макинтошах, в костюмах, в галстуках, в лаковых туфлях, а не в парашютном шелке, как раньше. Эмигрантки говорили: «вы, наверное, там были». Они знали, где мы были.

Когда мы вернулись из Шанхая в Дальний (где оставалась дивизия), и нас привезли к казармам, где жили солдаты, все вышли на нас посмотреть. Мало кто хотел ехать в командировку, думали, что оттуда не вернуться. А мы приехали невредимые, хорошо одетые, да еще и чемоданы стали выгружать. Всех друзей одарили, ничего не жалели. Помню, Колька Фадеев, тоже лучший друг Витьки, штурман, с которым мы жили вчетвером в квартире, в Шанхай не попал. Он первый женился. Я подарил жене Кольке чернобурку, Витька – золотые часы с браслетом. Вовку Григоренко, Жору Журавлева, Кольку Фадеева – всех мы водили в ресторан.

Как оно приходит, так и уходит. Не жалели. Поэтому мы с Витькой прожили жизнь шикарную.

Уехали мы из Китая в конце 1952 года. Вместе с Виктором мы служили потом в Забайкалье. Там мы переучились на реактивные самолеты. Летали на Ил-28, это реактивный фронтовой бомбардировщик. Наша 113-я бомбардировочная дивизия перелетела из Китая на Домна в 60 километрах от Читы. Там мы и расстались: Виктор уехал в Каменск-Уральский в штурманскую школу, а я уехал в Одесский округ.

Примечания:

[16] Город Сюйчжоу расположен в 450 км на северо-запад от Шанхая в провинции Сычуань. 241 тыс. жителей (1990). Начальный пункт судоходства по реке Янцзы. Металлургическая, химическая, машиностроительная промышленность. Виноделие.

[17] Покрышкин Александр Иванович (1913 – 1985), маршал авиации, трижды Герой Советского Союза. Провел 159 воздушных боев, сбил 59 самолетов. – Советский энциклопедический словарь. С. 1036

[18] 14 марта 1950г. звеном Ла-11 под командованием П. Душина был сбит второй  самолет В-25, который с горящим мотором произвел посадку на фюзеляж в 5 км северо-восточнее аэродрома Сюйчжоу. Шесть человек экипажа были взяты в плен, а седьмой (радист) погиб. После этого случая активность воздушного противника несколько снизилась. Источник: "Россия (СССР) в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины ХХ века"/Под ред. В.А.Золотарева.-М.: Кучково Поле; Полиграф-ресурсы, 2000. www.almanacwhf.ru

[19] Цицикар, Чанчунь, Шеньян, Харбин – города Северного Китая.

[20] Панбархат - шелковая ткань, род тонкого гладкого бархата. В послевоенное время особенно ценился китайский панбархат: он был тонким и прочным, красиво ложился мягкими складками. Шифон – тонкая шелковая или хлопчатобумажная мягкая ткань. Габардин – плотная шерстяная ткань с мелкими наклонными рубчиками.    


Comments

( 16 комментариев — Оставить комментарий )
clear_text
12 авг, 2012 07:01 (UTC)
великолепно! С праздником ВВС! Чтоб сказку сделать былью!
olga_euro
12 авг, 2012 12:02 (UTC)
Большое спасибо! С праздником ВВС!
kaschey_lp
12 авг, 2012 07:59 (UTC)
Спасибо. Материал очень интересный и ценный тем, что это воспоминания очевидцев и участников событий, малоизвестная страница нашей истории. Порой воспоминания "нижнего комсостава" бывают более ценны, чем отредактированные и отцензуренные "мимоарии" генералов, попавшие в печать. Мои родственники, большинство из которых профессиональные вояки, много порассказывали о войнах, о которых мы мало знаем (ибо принимали участие в войнах начиная с Финской и до Югославии Почти все локальные конфликты "Холодной войны"). Мне вообще повезло "на очевидцев": их воспоминания порой идут вразрез с "официальной" историей.
olga_euro
12 авг, 2012 11:44 (UTC)
Действительно, страница малоизвестная. А воспоминания "нижнего комсостава" часто на стыкуются с тем, что пишут генералы. Это и для ВОВ характерно. Ваши родственники, наверняка, видели много такого, что не попало в книги. Кстати, в США на сайте библиотеки Конгресса есть возможность сделать запись рассказа ветерана, заполнить карточку и внести в общую базу данных.
tsukik
12 авг, 2012 08:18 (UTC)
Замечательные люди, настоящие русские богатыри - бесшабашные, щедрые, храбрые. А какой масштаб - летать из дальнего в Шанхай, сбивать американцев над Тайваньским проливом...Вот бы фильм кто-нбудь снял про советско-китайский боевой союз!
olga_euro
12 авг, 2012 11:36 (UTC)
Спасибо Вам за комментарий и за внимание! Надеюсь, и фильм когда-нибудь снимут.
galea_galley
12 авг, 2012 14:31 (UTC)
Спасибо.
Среди знакомых моего отца было много летчиков, воевавших в Китае и Корее. Они учили молодых пилотов боевому использованию реактивной авиации. Сейчас, когда я нахожусь в Борисоглебске, рядом с легендарным авиаучилищем, в памяти встают те молодые парни. Не всем им довелось прожить долгую жизнь. Истребительная реактивная авиация рождалась очень тяжело. Похороны молодых пилотов и курсантов в нашем авиагородке были очень часто.
Я думаю, Ольга, что люди того поколения были бы очень признательны Вам за Вашу замечательную работу.


Edited at 2012-08-12 18:44 (UTC)
olga_euro
13 авг, 2012 06:09 (UTC)
Спасибо Вам за комментарий! Училище в Борисоглебске, правда, известное, о нем часто говорят. Истребительная авиация рождалась нелегко, так же как и другие новые отрасли. В начале 60-х отцу довелось осваивать вертолеты. И они регулярно падали. Но отец дома ничего не рассказывал, жалел нас.
Артур Ярошенко
26 ноя, 2016 19:35 (UTC)
отличный материал.спасибо вам!есть в нем и про моего отца.летчик иван ярошенко купил часы ролекс.немного не верно.не ролекс а лонжин. в китае у него было имя лю-гуай-сань.отец много рассказывал о своих фронтовых друзьях о войне в китае. быть может действительно когда нибудь появится фильм о советских лётчиках воевавших в китае.хочется в это верить!
olga_euro
16 дек, 2016 12:49 (UTC)
Большое спасибо за комментарий! Очень приятно, что нашелся след еще одного служившего в Китае советского летчика. написала Вам сообщение в чате Mail.ru Буду рада знакомству. Не осталось ли у Вас фото того времени?
orel1029
24 авг, 2017 08:22 (UTC)
О валютном курсе
Я как командир звена получал двенадцать с половиной миллионов юаней, а Виктор немного меньше - десять миллионов, он был рядовым штурманом. ...... Я получал не двенадцать с половиной миллионов копейка в копейку, а в зависимости от курса доллара: двенадцать семьсот или двенадцать триста.

это на месяц?

О валютном курсе:
Привет,
я знаю, для звания старший лейтенант имелись 600 руб., содержание было двойное без надбавки
и из этого имелись 20% в валюте.

что имелось для должности?
командир звена 1600 или 1700 руб.
рядовым штурманом 1150 или 1250 руб.

Если еще кое-что для цен знают, вокруг
понимать кое-что к стоимости денег?

И известны ли другие оплаты в Китае?


Был бы очень рад если бы вы мне смог помочь в этом.

Благодарю
olga_euro
25 фев, 2018 09:36 (UTC)
Re: О валютном курсе
Думаю, что речь шла о месячном окладе. Теперь уже спросить не у кого. Алексей Петрович Грачев скончался несколько лет назад. Царствие небесное!
татьяна николаева
7 сент, 2017 00:29 (UTC)
поиск
Спасибо за Ваши воспоминания. Я хоть немного узнала о жизни своего отца. Мой папа- Николаев Михаил Павлович служил в Китае, обучал китайских летчиков,имел награды и китайские грамоты.Больше мне ничего не известно,так как он погиб в 1963 г.
orel1029
7 сент, 2017 11:15 (UTC)
Re: поиск
Спасибо,
оплата, является ли это тогда нормальным пилотом (ком звена), или инструктором?

если имеется, вероятно еще партийный документ или расчетная книжка и т.д. ?

цитата, (кто и как сколько ?, я точно не понимаю это) :
И мы с Витькой решили – рискнем. Что мы теряем? Ну, не заменим, выбросим. Оставили по десять миллионов. Приехали в Дальний и пошли вдвоем в банк. Там нам по десять миллионов - у меня и у него - заменили. Получи ли мы по сто миллионов. А что это такое? Командир звена получал один миллион двести пятьдесят тысяч юаней в месяц. Это примерно пятнадцать миллионов в год. А у меня сто. То есть, примерно семилетняя зарплата командира звена. Эти деньги лежали у нас в комнатах под матрасами.

Спасибо
olga_euro
25 фев, 2018 09:39 (UTC)
Re: поиск
Могу прокомментировать только то, что помню из общения с Алексеем Петровичем. Слова "рискнем, а не получится - выбросим" относились к следующему факту. Советские летчики, принимавшие участие в обороне Шанхая, получили оплату в юанях центрального Китая. А на Квантунском полуострове, где была в это время советская военная база, ходили специальные юани. Конвертация одних юаней на другие была под вопросом, никто ее не гарантировал.
olga_euro
25 фев, 2018 09:43 (UTC)
Re: поиск
Рада, что рассказ помог Вам узнать больше о жизни своего отца. Это так важно, понимать, из чего состояла жизнь наших родителей. Мой папа тоже рассказывал немного о Китае, правда, всегда с охотой и с улыбкой.
( 16 комментариев — Оставить комментарий )