Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Догонит ли Восточная Европа Западную?

Пишу главу о влиянии интеграции на конвергенцию (сближении уровней жизни) для коллективной монографии Института Европы РАН. Заодно рисую графики. Делюсь с читателями блога своими наблюдениями.

Евростат, статистическое ведомство Евросоюза считает ВВП на душу населения только по ППС и только по отношению к средней цифре для всех 28 стран ЕС. Методика публикуется. Картина получается в меру благостная. Судя по графику, конвергенция медлено идет: слабые подтягиваются к сильным. Португалия даже беднее Польши и Чехии, их чуточку опережает Испания. Греция находится на одном уровне с Эстонией и Литвой. Замыкающая список Болгария (46% от среднего по ЕС) только вдвое беднее Испании (91%).

Иная панорама открывается при использовании данных ЮНКТАД в номинальном исчислении и постоянных ценах 2005 г. Здесь для сравнения я использовала усредненные данные по четырем главным экономикам - Германии, Франции, Великобритании и Италии (среднее арифметическое их показателей). Получается, что во всех странах ЦВЕ, кроме Словении, уровень благосостояния намного ниже, чем в западноевропейских государствах. В Болгарии и Румынии душевой доход оказывается в 6 раз(!) ниже, чем в Германии и Франции. Этим нетрудно объяснить происходящее там обезлюживание, падение инфраструктуры и распространение кланового капитализма.



Обнаруживается только относительное сближение показателей: поскольку все экономики растут, то относительная величина разрыва сокращается. Но абсолютный разрыв в долларах сохраняется. За период 2003-2014 гг. он увеличился для Болгарии и Румынии с 25 до 30 тыс. долл, а для Венгрии - с 21 до 24 тыс. долл. Во всех остальных странах он сохранился примерно на уровне 2003 г., и нигде не сократился.

Чтобы согласиться с Евростатом, что Эстония, Литва и Словакия (с доходом в 11 - 12 тыс. долл) имеют тот же уровень жизни, что и Португалия (с доходом 18 тыс.долл), надо быть уверенным, что цены в Португалии в полтора раза выше, чем в названных трех странах. А это вопрос. Цены на местные сельхозпродукты, аренду жилья и общественный транспорт действительно могут быть ниже. На импортные товары - едва ли. То же касается необходимых для современной жизни товаров и услуг с международной (или почти единой в рамках ЕС) ценой: компьютеров и программного обеспечения, лекарств и медицинских услуг, авиабилетов, туристических поездок, обучения в западных университетах, изданных за рубежом книг.

При нулевых темпах инфляции в зоне евро выравнивание уровней жизни во всем ЕС за счет относительного снижения цен в странах ЦВЕ уже невозможно - тогда там надо снижать зарплату, что приведет к падению спроса и уровня жизни. Полагаю, что и к середине века страны ЦВЕ будут иметь, по крайней мере, двойное отставание от Западной Европы по номинальному душевому ВВП.

P.S. Добавляю график Евростата по странам Западной Европы - как просили комментаторы. Друзья, спаибо за обсуждение!Collapse )

Как миграция меняет мир. Взгляд экономиста

Давно не писала в блог: не позволяла высокая загрузка. Сегодняшнее чтение произвело столь сильное впечатление, что я бросилась к фотоаппарату и перо (клавиатуре).

Пол Коллиер - профессор экономки Оксфордовского университета. Специализируется на изучении африканских сообществ. По моим наблюдениям, экономическая антропология - одно из самых плодотворных сегодня направлений экономической мысли, хотя не знаю, можно ли причислить к нему Коллиера. Во всяком случае, от чтения книги Маршалла Салинза "Экономка каменного века" я получила сильнейший толчок к пониманию того, как устроено экономическое поведение людей в современном мире.

Вернемся к Коллиеру. Его новая к "Исход. Как миграция изменяет наш мир" (Collier, Paul. Exodus. How Migration is Changing Our World) только что вышла из печати в Издательстве Института Гайдара. Тираж 2000 экземпляров. В книге Коллиер ярко и точно говорит о том, о чем современные "приличные люди" предпочитают молчать - о доводах за и против иммиграции для принимающих обществ, для обществ их покинутой родины и для самих мигрантов. Признание проблемы, как известно, первый шаг к ее решению.

В книге "Исход" Коллиер делает этот шаг, говоря на больную тему спокойно и благожелательно, при этом четко отделяя эмоции от осмысления, то есть сердце от разума. Значительная часть его труда посвящена проблеме доверия между приезжими и коренными жителями, а следовательно - возможности сотрудничества между ними. Автор вскрывает интересы тех, кто увиливает от сотрудничества и даже тех, кто защищает этих "халявщиков", получая ощутимые эмоциональные дивиденды.

Приведу цитату. "...продолжение сотрудничества обеспечивается не одним лишь массовым проявлением доброй воли. Ключевым ингредиентом служит наличие достаточно большого числа тех, кто работает усерднее других. Плоды их усердия позволяют наказывать уклоняющихся от сотрудничества. В большинстве современных обществ люди проявляют все меньше склонности к тому, чтобы оценивать чужое поведение. Однако мы можем позволить себе роскошь благодушия лишь при наличии людей, не склонных к сантиментам и трезво мыслящих. Наказания стоят дорого, поэтому люди готовы прибегать к ним лишь тогда, когда в достаточной мере прониклись не только благодушием, но и возмущением в адрес "халявщиков". С. 88.

Collapse )

Конец Belle Époque - 2, или ножка табуретки

31 октября 2015 г. катастрофа А321 над Синайским полуостровом унесла жизни 224 россиян, включая малых детей. Основная версия трагедии - террористический акт. Спустя две недели в Париже в ночь с 13 на 14 ноября сразу в нескольких местах прогремели выстрелы и взрывы. Более 120 погибших на сегодня. В обоих случаях людей лишили жизни за их принадлежность к иной стране, вере и культуре. За то, что они разделяют ценности христианства, гуманизма и просвещения.
Как человек я чувствую боль, скорбь и негодование.

Как экономист, я задаюсь вопросом, какой будет Европа в предстоящие годы. Думаю, что мы присутствуем при окончании второй Belle Époque, или прекрасной эпохи, в истории Запада, к которому в широком смысле относится и Россия. Нынешняя прекрасная эпоха длилась почти тридцать лет - с советской перестройки второй половины 1980-х годов. Она включала окончание социализма и объединение Европы, расширение ЕС с 12 до 28 стран, возврат к существовавшему до Первой мировой войны безвизовому передвижению людей по просторам Европы и даже к подобию золотого стандарта в лице единой европейской валюты евро.

Бесперебойный рост рыночной экономики, казалось, оставил в прошлом выкладки Маркса о неравномерном развитии капитализма. Подъем благосостояния поражал. Средний класс привык менять автомобили каждые два-три года, ездить в дальние страны на новогодние каникулы и обедать в ресторанах. Производители одежды выпускали по нескольку коллекций в год, чтобы угодить взыскательным клиентам. Родительские подарки детям достигли невиданных в мировой истории сумм относительно бюджета семьи. Платное образование пустило корни даже в небогатых странах.

В эту прекрасную эпоху произошел технологический скачок, сравнимый с концом XIX - началом XX вв. Если тогда жизнь преобразили электричество и автомобиль, то теперь - Интернет и мобильные телефоны. Люди поголовно научились работать за компьютером, зато разучились чинить утюги и штопать носки. Им даже надоело завязывать шнурки и учить этому своих детей. Светлое будущее, о котором мечтали в окопах солдаты Первой и Второй мировой войны, наступило в конце XX века. Европа обрела продолжительный мир и благополучие.

Способствовало ли это "светлое будущее" раскрытию творческого потенциала личности, реализации способностей человека? Стал ли мир лучше и гуманнее?

В определенной степени, да. Огромный шаг вперед сделала медицина, хотя она не стала доступной для всех. Идеалы гуманизма медленно, но верно пропитывали все большие слои жизни. Закон запретил физическое наказание детей, а общество стало требовать от родителей уважительного отношения к детям - дома и в школе. В офисах и больницах стали терпимее относиться к старикам и инвалидам. Появились пандусы для колясочников и специальные сигналы светофоров для слабовидящих. Повсеместно подростков освободили от посильной работы, заботы о младших членах семьи и от другой работы по дому. В развитых странах выход детей в самостоятельную жизнь (на рынок труда) стал затягиваться до 25 лет.

Стала ли от этого экономика гуманнее? Приблизились ли люди к главной цели - прилежно трудиться, чтобы исполнить свое призвание, как писал Мартин Лютер и призывал вслед за ним "Моральный кодекс строителей коммунизма"?

Думаю, что лишь отчасти. Терпимость и помощь слабым сочеталась в последние два-три десятилетия с несколькими негативными трендами. Первый - деиндустриализация Европы и всего западного мира. Исчезли массовые рабочие специальности: токари, слесари, плотники, фрезеровщики, швеи-мотористки и т.п. А вместе с ней - рабочая элита. "Простой" человек превратился в мелкого чиновника (целиком зависящего от госбюджета и власти), в продавца или сасидмина. Отличие рабочего от клерка в том, что квалифицированный рабочий обязан логически мыслить и проверять свои представления на практике. Без правильного пространственного мышления нельзя выточить деталь или сшить наволочку. Не верите, попробуйте сшить кусок ткани так, чтобы все швы оказались внутри. С первого раза не получится. Вместе с деиндустриализацией произошла, на мой взгляд, интеллектуальная катастрофа - люди перестали мыслить рационально. Жизнь больше не заставляет ежеминутно сверять свои представления с реальностью. Чиновник, в отличие от столяра, всегда может списать свою ошибку на начальника, товарища и обстоятельства.

Вместе с деиндустриализацией расцвел релятивизм. Табуретки, где одна ножка короче трех других, больше не существует. Ее делают в Азии. А в Европе продавец будет убеждать клиента, что длина ножки зависит от стилистики модельного ряда, трендов нынешней осени, угла зрения и новаторского освещения. Релятивизм пустил корни в обществе настолько глубоко, что уже невозможно провести грань между правдой и ложью. Это очень плохо - для политиков, производителей и общества в целом. Ложь потеряла свои отталкивающие качества, она превратилась лишь в имеющее право на существование "особое мнение", выразитель которой надежно защищен броней всеобщей терпимости.

Длительное отсутствие войны и даже ее угрозы (благодаря окончанию "холодной войны") вкупе с ростом уровня жизни сделало людей безответственными, изнеженными и капризными. Вести себя как "безбилетник" (или фрирайдер, в английской терминологии) перестало быть стыдным. У миллионов людей создалось ложное представление, будто небольшая фальшь, кража или бездействие на рабочем месте никому не помешают. Они поверили, что система все выдерживает, Небо не падает на землю, если один-единственный человек сделает свою жизнь чуточку более комфортной. О размахе безответственности нам поведал финансовый кризис 2008 - 2010 гг. Но только поведал. Пока безответственное поведение на всех уровнях продолжается. Быть ответственным считается старомодным и просто глупым.

Еще одна тенденция второй Belle Époque - всеобщее потребительство. Нечто похожее происходило на рубеже XIX - XX веков. К чему тогда привели консоме из рябчиков, шикарные наряды и фейерверки, всем известно. Потребительский рай обернулся милитаризацией экономики и, в конечном итоге, кровавой бойней. В XXI веке потребительство охватило все слои общества, включая даже малоимущих. Не иметь брендовой одежды и модных гаджетов стало бесконечно стыдно. А для молодежи - вообще запретительно.  

В 2016 году Европа, а вместе с ней Россия и весь западный мир, как я думаю, вступают в новую полосу общественного и экономического развития. Брендовые сумочки уже стали превращаться в отнятые человеческие жизни. Релятивизм, безответственность и потребительство не уйдут со сцены сами собой. Люди не захотят расстаться с ними из стремления к некоему моральному идеалу. Впереди - очень трудное, вынужденное, требующее моральных и физических сил возвращение к гуманизму. Хочется надеяться, что оно потребует только экономических, а не человеческих жертв.

Думаю, экономика больше не будет такой, какой мы ее видели в 2000 и в 1015 году. Нам предстоит развернуть потребление в сторону реальных ценностей - культуры, экологии, здравоохранения. Экономика больше не сможет расти на статусном потреблении, то есть на примитивных эмоциях людей, разучившихся мыслить рационально. Этот поворот, возможно, заставит средний класс снова штопать носки и выпиливать полочки. Вероятно, придется забыть о новых коллекциях и радоваться тому, что единственные сапоги пока не прохудились.

Новая экономика станет более гуманной или милитаристской. Надеюсь на первое.

Референдум в Греции. Приговор монетаризму?

Несколько часов назад в Греции завершился референдум о том, примет ли правительство пакет мер строгой экономии, рекомендованный Европейской комиссией, Европейским центральным банком и Международным валютным фондом. Высока вероятность, что греки ответили "нет". Официальных результатов ждать осталось недолго.

Греческое "нет" вполне может стать рубежом в истории экономики и экономической мысли. Да, в нынешней тяжелой ситуации греки виноваты сами. Липовая статистика при переходе на евро, раздутый бюрократический аппарат, щедрые пенсии, низкая собираемость налогов - далеко не полный список их грехов. Выход Греции из зоны евро привел бы к катастрофической девальвации драхмы, умножению всех долгов в иностранных валютах, резкому ограничению ликвидности, падению производства и еще большему росту безработицы. Для соседних стран - Испании, Италии, Португалии - он означал бы рост стоимости заимствований ввиду возросшей подозрительности рынков. Еврозона утратила бы надежность в глазах резидентов и внешних наблюдателей.

Но это еще не все. Греческий референдум заставит политиков и экономистов высокого ранга ответить на два концептуальных вопроса.
1) Только ли плохая экономическая политика греческого правительства поставила страну на грань дефолта?
2) Все ли конструктивные изъяны еврозоны были обнаружены и устранены в ходе экономических реформ, проведенных Евросоюзом в 2010 - 2014 гг.? На мой взгляд, на оба вопрос следует дать отрицательный ответ.

Нынешние беды Греции - это не только некомпетентная экономическая политика, воровство и безответственность. Греция не производит почти ничего, что бы пользовалось спросом на мировом рынке. Оливки, оливковое масло, вино, туризм и судоверфи - хлипкая основа для участия в глобальной конкурентной битве. Главная беда Греции (как и утопающих в коррупции Болгарии и Румынии) - деиндустриализация. За время членства в ЕС (с 1981 г.) она не построила новых отраслей промышленности, не создала передовых производств. У греков нет своих "Рено" и "Нокиа", а без них надолго выбраться из кризиса практически невозможно.

Общая проблема Евросоюза состоит в отсутствии долгосрочной структурной политики. Поэтому Европейский семестр, фискальный пакт и единый надзорный механизм не устранят проблем евро. Страны, где есть мощная научная и технологическая база, инженерный корпус и готовая к технически сложному труду рабочая сила, находятся в неизмеримо лучших условиях, чем их соседи, лишившиеся за последние 20 - 30 лет остатков промышленности. Переход на единую валюту состоялся на идеологической основе неоклассического синтеза с сильными элементами монетаризма. Правительства поверили, что низкая инфляция и низкие процентные ставки дадут простор рыночным силам, которые сами по себе обеспечат экономический рост и повышение жизненного уровня. Рецепт сработал только там, где имелись высокие технологии или среда для их развития.

Если Евросоюз действительно хочет спасти Грецию и сохранить целостность еврозоны, ему предстоит отказаться от рыночного фундаментализма. Новая, устойчивая стратегия экономического развития Греции (как и многих других нуждающихся в ней стран ЕС) должна предусматривать создание национального профиля специализации, который бы органично вписывался в общеевропейское и глобальное разделение труда. Долгосрочная промышленная политика - единственная реальная альтернатива бессмысленному (хотя и справедливому) давлению кредиторов.
work

Красавчик и бизнес-леди

Сейчас много говорят о равенстве мужчин и женщин. Даже вводят женские квоты для высшего менеджмента и органов власти. Отношусь к ним сдержано. Потому что любое равенство, в том числе гендерное, должно основываться глубоком уважении к личности. Приоритет личности - это то, что человечество вынесло из эпохи Просвещения. Этому учат мировая и европейская культура. Без уважения к личности концепция гендерного равенства не состоится, невзирая на квоты и глупые запреты целовать женщинам ручки.

Чтобы женщина чувствовала себя нормальным, а не второсортным членом обществ, нужна малость - ее убежденность в том, что, социальные возможности и физиология - не пересекающиеся плоскости. Это убеждение берется в семье, прежде всего, в отношениях девочки с отцом. Если он видит в ней личность (а также красавицу,принцессу и т.п.) - все в порядке. Если же при самом корректном поведении в душе считает дочь "всего лишь женщиной", ее ждут большие проблемы. Еще хуже, когда так думают оба родителя.

Вчера увидела ужасающий по содержанию и милейший по форме рекламный ролик. Предмет рекламы - детские подгузники Хаггис (Huggies). Голос за кадром говорит: в семье растет не просто ребенок, а девочка или мальчик. Девочка - будущая модница, вся в маму. Мальчик - будущий чемпион и защитник. То есть, мальчику готовят достижительную жизненную программу. А девочке - программу выгодной продажи себя будущему мужу. Святая простота!

И это реклама массового продукта, потребляемого миллионами семей по всему миру. Американская ТНК "Kimberly-Clark Corporation", наверняка, подписалась под принципами гендерного равенства. У нее есть программа социальной отвестственности и масса благотворительных проектов. Но одно дело провозглашать лозунги, а другое - любить девочек как личностей, а не как кукол для навешивания побрякушек.

В еврозоне начал действовать усиленный механизм макроэкономического надзора

30 мая в зоне евро вступил в силу второй пакет бюджетных документов, состоящий из двух  регламентов ЕС: 1)  о совершенствовании  мониторинга и оценки проектов бюджетных планов  и 2) об  усиленном надзоре за государствами еврозоны, испытывающими финансовые затруднения. Данный пакет (именуемый “two-pack”) ужесточает процедуру принятия бюджетных планов и вводит строгий мониторинг макроэкономических показателей в отношении стран, имеющих сверхнормативный дефицит (и тем более получающих финансовую помощь от ЕС), а также имеющих высокий риск дестабилизации макроэкономического равновесия.

Новые правила дополняют принятый ранее пакет из шести законодательных актов (“six-pack”) в рамках обновленного Пакта стабильности и роста. Отличие состоит в том, что “six-pack” адресован всем государствам членам ЕС, а “two-pack” - странам еврозоны. Инициатива выработать специальный механизм для предотвращения нарушений в еврозоне была выдвинута Европейской комиссией в ноябре 2011 года. Переговоры о содержании регламентов продолжались между руководящими органами ЕС больше года. 12 марта 2013 года Европейский парламент официально утвердил новый пакет, что открыло путь к его вступлению в силу.

Начиная с предстоящего бюджетного цикла в еврозоне будут действовать общие бюджетные сроки и правила. К 30 апреля национальные правительства должны будут обнародовать  среднесрочные бюджетные планы и меры содействия занятости на ближайшие 12 месяцев. К 15 октября им надлежит огласить проекты бюджетов, а к 31 декабря принять бюджеты на следующий год.

Главное новшество состоит в том, что теперь Комиссия будет изучать и давать заключение по каждому проекту бюджета не позднее 30 ноября. Обнаружив серьезные отклонения от требований Пакта стабильности и роста, она предложит стране представить новый, пересмотренный бюджетный план. В отношении всей еврозоны Комиссия будет публиковать  комплексную оценку бюджетной ситуации на предстоящий год.

Вступление в силу данного механизма означает дальнейшее движение ЕС по пути фактической, но неафишируемой федерализации. В первую очередь это касается еврозоны. Ее отличие от остального Евросоюза по степени фактической интеграции и действующему законодательству все время возрастает. Интересно и то, что, несмотря на нерешенную проблему демократического дефицита, Евросоюз начал негласный отход от принципа, согласно которому, влияние той или иной страны на процесс принятия решений зависит от численности ее населения. Как известно, голоса в Совете и места в Европейском парламенте распределяются только на основе этого показателя. Однако кризис заставил органы ЕС взять на вооружение другой метод, при котором у "отличников" оказывается больше прав, чем у отстающих. Приведенный ниже график демонстрирует тот временной интервал, в течение которого Греция, Португалия, и Ирландия будут находиться под особым контролем Европейской комиссии, а, по сути, не смогут самостоятельно определять параметры государственных бюджетных планов.Collapse )
sufr

Дифференциация в Евросоюзе

Пишу главу для новой коллективной монографии о Евросоюзе, которую в этом году выпустит Институт Европы РАН. Книга выйдет под редакцией директора Института, академика Николая Петровича Шмелева и заместителя директора, члена-корреспондента РАН Валентина Петровича Федорова.

Размышляя о том, как изменился Евросоюз за последние 25 лет, сделала следующую схему.  По горизонтали отложена численность населения государств-членов. По вертикали - их ВВП на душу населения по ППС (в международных долларах МВФ, данные world economic outlook).

Точечная_диагр_цвет_2Collapse )
sufr

Бюджет Евросоюза: игра в бисер

Сегодня Европейская комиссия выдвинула новые предложения о бюджете ЕС на 2013 год. Поводом стал провал саммита, прошедшего 22 ноября в Брюсселе 22 ноября, на котором планировалось утвердить финансовую программу ЕС на 2014 – 2020 гг. Великобритания, Германия, Швеция и Нидерланды настаивают на сокращении расходов общесоюзного бюджета, а Польша и страны Южной Европы добиваются их роста, чтобы по-прежнему получать щедрые субсидии. Свою позицию они мотивируют необходимостью стимулировать экономический рост в ЕС, особенно в странах, больше всего пострадавших от кризиса.Collapse )Collapse )
sufr

Ноябрь 1982, Гавана

В ноябре 1982 года в Гаване отмечалось 65-летие Октябрьской революции.  Нас – троих студентов МГИМО, проходивших преддипломную практику в торгпредстве СССР – начальство иногда  отправляло на торжественные мероприятия  – actividadeds . Кубинские товарищи  размахивали флагами и произносили пламенные речи. На призыв «¡Viva la amistad entre la Unión Soviética y el pueblo cubano» зал хором отвечал «¡Vivа!».  В финале исполнялись гимны Кубы и СССР, кубинцы пели стоя, с большим чувством. Почти все они знали слова советского гимна, естественно, по-испански. Мы же, едва помня первый куплет и припев, смущенно открывали рты.     

На 7 ноября в стране был назначен общенациональный воскресник  -  Domingo Rojo (Красное воскресенье). Однако 5 ноября на Гавану обрушился ливень со шквальным ветром, из-за волн на набережной Малекон закрыли движение. 6 и 7 ноября дождь продолжался, 9 ноября гостиница торгпредства, где мы жили, осталась без света  - оборвались провода.     Куба_12 

10 ноября в 9 часов утра в Москве умер Леонид Брежнев, но первые сутки известие держали в секрете. На Кубе жизнь шла своим чередом. Вечером 10 ноября в Гаване выступал приехавший на гастроли кукольный театр Образцова. Играли «Дон Жуана- 76», зрители покатывались со смеху. А  в СССР народ уже целый день слушал классическую музыку,

11 ноября погода в Гаване наладилась, день выдался теплым и совершенно безоблачным.  Сотрудники Торгпредства бегали из кабинета в кабинет и сначала шепотом, а потом громко передавали пришедшую из Москвы новость. Для траурного митинга нужна была большая фотография Леонида Ильича. Оказалось, что в торгпредстве ее нет, кинулись искать в посольстве, там тоже не нашли. Начинать митинг без портрета было невозможно. В середине дня сотрудников торгпредства, как и полагалось на Кубе, отпустили на двухчасовой перерыв. Объявили, что после перерыва состоится митинг. За это время раздобыли фотографию примерно 20х30, не больше. Ее вставили в паспарту и широкую раму, чтобы портрет выглядел внушительнее. Долго решали, с какой стороны должна быть траурная лента.   

На следующий день,  12 ноября у посольства СССР стояла длинная очередь кубинцев, пришедших поставить подписи в книге соболезнований. Еще одна такая книга находилась на площади Революции около памятника Хосе Марти. Когда 12 я приехала в Министерство внешней торговли Кубы (в их библиотеке я писала дипломную работу), меня обступила толпа сотрудников, у многих были заплаканные глаза. Меня утешали и выражали соболезнования. Кубинцы были действительно расстроены. Видимо, они примеряли ситуацию на себя и представляли, что было бы, если бы внезапно умер Фидель.

 12, 13 и 14 ноября на Кубе были объявлены днями траура. Все газеты вышли в черно-белом исполнении, обычно же «Гранма» выходила с красным заголовком, а «Хувентуд Ребельде» (Революционная молодежь) – с красно-синим.

14 ноября в 6  утра мы собрались у торгпредства, чтобы ехать на перенесенный воскресник.  Автобус шел по дороге вдоль холмов и долин с пальмовыми рощами. Через полтора часа мы прибыли на мандариновую плантацию, где собрались сотрудники посольств всех социалистических стран. Бригадир Алехандро в сомбреро показал нам, как правильно срывать и складывать в ящики мандарины. К трем часам дня урожай был собран. Каждому выдали бутерброд и сертификат участника. 12 ноября на Кубе официально началась сафра – сезон уборки сахарного тростника.

Фото автора, публикуется впервые:)